Государственное бюджетное учреждение
«Поликлиника №6

города Грозного»
ул. Ялтинская, 12-а

Подвиг медиков

В 1941-1945 годах через госпитали прошло более 22 ООО ООО человек. Из них 17 ООО ООО были возвращены в строй. 85 человек из каждой сотни пораженных на поле боя защищали Родину, вернувшись из медицинских учреждений. Благодаря работе медиков армия не потеряла 72% раненных и 90% заболевших на поле боя. Во время Великой Отечественной войны погибли или пропали без вести более 85 ООО медиков, среди которых 5 ООО врачей, 9 ООО средних медицинских работников, 71 ООО санитарных инструкторов и санитаров. В целом в период войны смертность медработников была на втором месте после гибели на полях сражений бойцов стрелковых подразделений. Средняя продолжительность жизни санинструктора на передовой в 1941 году составляла 40 секунд. 47 медицинских работников получили звание Героя Советского Союза.


Анатолий Кокорин  1921-1941
Анатолий окончил медицинский техникум в 1940 году и с первых дней войны находился в рядах защитников Родины. Во время боя в августе 1941 года неподалеку от станции Хийтола в Карелии фельдшер Кокорин выносил раненых из-под огня противника в укрытие. Сражаясь наравне с други¬ми солдатами против превосходящих сил противника, Анатолий был дважды ранен, но не оставил поле боя. Когда к нему приблизились враги, тяжелораненый Кокорин бросил последнюю гранату подорвав немецких солдат и себя. Анатолию Кокорину было присвоено звание Героя Советского Союза.


Мария Боровиченко  1925-1943
Когда началась война, киевлянке Марии Боровиченко еще не исполнилось 16 лет, но это не помешало ей пойти добровольцем на фронт. Благодаря обучению на курсах медицинских сестер, Мария уже в первых боях успешно справлялась со своими обязанностями. В 1941 году в сражении близ украинского города Конотопа на реке Сейм девушка спасла жизнь более 20 раненным воинам помогла вести пулеметный огонь. Она самоотверженно сражалась на передовой в героической битве за Сталинград. В 1943 году, когда гитлеровские части пытались прорваться к Курску, Мария закрыла раненного офицера своим телом от взрыва и получила смертельное ранение. Марии Боровиченко посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.


Валерия Гнаровская 1923-1943
Санинструктор стрелкового полка Валерия Гнаровская удивляла однополчан своей отвагой и бесстрашием. На счету Валерии было свыше 300 раненых солдат, которых она вынесла под огнём с поля боя. На берегах Днепра Валерия, увешанная гранатами, бросилась под гусеницы немецкого танка, двигавшегося на палатки с ранеными, и ценой своей жизни спасла семьдесят бойцов. Посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.


Галина Петрова  1920-1943
Во время боя с немцами прошла по минному полю как живой щит, показывая безопасный путь советским пехотинцам. Студентка Галина Петрова окончила курсы медсестер и вытащила с поля боя около 50 тяжелораненых воинов. За это солдаты называли ее «Товарищ Жизнь». После того, как провела по минному полю солдат, была удостоена звания Героя Советского Союза. Погибла в 23 года, подорвав немецкий танк бутылкой с зажигательной смесью.


Мария Байда  1922-2002
Ушла на войну добровольцем в первые месяцы войны. В 1942 году санинструктор стрелкового батальона Мария Байда оказывала помощь раненым, спасая жизни десяткам солдат. В составе разведгруппы ходила в тыл врага. В бою получила ранение, но отказалась от госпитализа¬ции и осталась в строю защитников Севастополя. В схватке с врагом отбила у немцев командира и 8 бойцов, захватила пулемет и автоматы против¬ника. В последние дни обороны города Мария была контужена и попала в плен со сломанной ногой. Пройдя все ужасы фашистских лагерей и пыток гестапо, была освобождена в мае 1945 года. За совершенный подвиг 19-летней Марии было присвоено звание Героя Советского Союза.


Иван Фионов  1923-1943
20-летний фельдшер Иван Фионов принимал участие в боях наравне с солдатами. Был ранен, после госпиталя снова вернулся в строй. В ожесточенных боях при форсировании Днепра в 1943 году Иван Фионов спасал раненых на поле боя. Во время очередной атаки врагов получил тяжелое ранение командир роты. Увидев, что немцы приближаются к нему, Иван Фионов вступил с фашистами в бой, обратив их в бегство. Вражеская пуля сразила героя, когда он поднял роту в атаку, заменив раненного командира. Ивану Фионову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.


 

Ордена и награды медицинских работников во время второй мировой войны:

  • Звание Героя Советского Союза - 47 медицинских работников
  • Орден Ленина - 285 медицинских работников
  • Орден Красного Знамени - 3 500 медицинских работников
  • Орден Отечественной войны I степени - 15 ООО медицинских работников
  • Орден Красной Звезды - 86 500 медицинских работников
  • Орден Славы - 10 000 медицинских работников
  • Полководческие ордена -13 медицинских работников
  • Орден Славы трех степеней - 18 медицинских работников

РОЛЬ МЕДИКОВ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

Медицина России прошла яркий и самобытный путь, отмеченный многими годами войн. Одной из самых жестоких и беспощадных была Великая Отечественная, где наша страна потеряла 27 млн человек и 60-летие со дня окончания которой мы отмечаем в этом году. Известный полководец маршал Советского Союза Иван Христофорович Баграмян, после завершения войны, писал: «То, что сделано советской военной медициной в годы минувшей войны, по всей справедливости может быть названо подвигом. Для нас, ветеранов Великой Отечественной войны, образ военного медика останется олицетворением высокого гуманизма, мужества и самоотверженности».

В 1941 г. в передовой статье газеты «Правда» стратегическая задача, стоящая перед медициной, формулировалась следующим образом: «Каждый возвращенный в строй воин – это наша победа. Это – победа советской медицинской науки… Это – победа воинской части, в ряды которой вернулся старый, уже закаленный в сражениях воин».

Значительная часть мобилизационных материальных и людских ресурсов здравоохранения, составлявшая 39,9% от всего количества врачей и 35,8% от численности больничных коек, находилась в западных областях Советского Союза и уже в первые дни войны была захвачена наступающими частями противника. Большие потери несла медицинская служба непосредственно на поле боя. Более 80% всех ее санитарных потерь приходилось на рядовой и сержантский состав, то есть на передовое звено, действовавшее на линии фронта. Во время войны погибли или пропали без вести более 85 тыс. медиков. Из них 5 тыс. врачей, 9 тыс. средних медицинских работников, 23 тыс. санитарных инструкторов, 48 тыс. санитаров и санитаров-носильщиков.

В этих условиях подготовка врачебных кадров для действующей армии стала важнейшим элементом, определявшим дееспособность медицины на войне. Основной «кузницей кадров» для военно-медицинской службы являлась Военно-медицинская академия имени С.М. Кирова. Военные врачи, проходившие в ней усовершенствование, и слушатели, получившие в период обучения специальные военно-медицинские знания, составляли костяк руководящего и лечебного состава медицинской службы Красной армии. В ее стенах были подготовлены и направлены на фронт 1829 военных врачей. При этом в 1941 г. в академии было произведено 2 досрочных выпуска. Выпускники академии проявили подлинный героизм, выполняя на войне свой патриотический и профессиональный долг. 532 воспитанника и работника академии погибли в боях за Родину.

Значительный вклад в победу внесли также представители других медицинских учебных заведений, в том числе 1-го Московского медицинского института имени И.М. Сеченова: 2632 питомца института обслуживали войска действующей армии и тыл страны.

На протяжении всей войны живая связь и единство действий в центре и на местах проводились главными специалистами по линии преемственности лечения раненых и больных в госпиталях действующей армии и в эвакогоспиталях Наркомздрава, при реализации государственных планов проведения противоэпидемических и других мероприятий. Во главе центральных органов управления медициной стояли авторитетные и опытные организаторы и ученые.

Георгий Андреевич Митерев возглавлял Наркомат здравоохранения СССР. Являясь также уполномоченным Государственного Комитета Обороны, он проделал колоссальный объем работы по координации медицинского обеспечения фронта и тыла.

Основная заслуга в создании действенной системы оказания медицинской помощи в годы войны принадлежит начальнику Главного военно-санитарного управления Красной армии Ефиму Ивановичу Смирнову – блестящему теоретику и практику отечественной медицины, выпускнику Военно-медицинской академии. Е.И. Смирнов проявил подлинное мужество и силу воли, чтобы в небывало сложных условиях, на огромном протяжении советско-германского фронта осуществлять своевременное и эффективное управление силами и средствами военно-медицинской службы. В годы Великой Отечественной войны впервые было реализовано четкое планирование медицинского обеспечения войск при проведении таких стратегических операций, как Висло-Одерская и Берлинская.

Особое значение для организации медицинского обеспечения войск имело создание института главных специалистов фронтов, армий, эвакуационных пунктов, в число которых входили выдающиеся ученые-медики: Н.Н. Аничков, Н.Н. Бурденко, М.С. Вовси, В.Ф. Войно-Ясенецкий, Ю.Ю. Джанелидзе, Ф.Г. Кротков, А.Л. Мясников.

Важную роль сыграли и начальники эвакогоспиталей, сумевшие в короткие сроки развернуть крупную сеть лечебных учреждений и наладить их эффективную работу. В этом ряду хотелось бы назвать имена А.М. Палладина, Н.И. Маштакова, А.И. Левина, А.Ф. Заболоцкого, А.П. Шанина и многих других.

Успех работы военных медиков во время войны был достигнут благодаря разработанной системе этапного лечения раненых и больных с эвакуацией их по назначению. В теоретическом обосновании этой системы основополагающее значение имели труды Н.И. Пирогова, В.А. Оппеля, Б.К. Леонардова. В практической ее реализации решающую роль сыграл Е.И. Смирнов, который не только внес много нового в ее научную разработку, но и творчески применил ее основные положения на театрах военных действий. Система этапного лечения с эвакуацией по назначению была налажена уже в начале войны и в зависимости от стратегической обстановки постоянно видоизменялась и совершенствовалась. Основные элементы системы включали в себя четкое и последовательное оказание раненым и больным медицинской помощи, начиная с первой медицинской на поле боя и заканчивая исчерпывающей специализированной в госпитальных базах фронта и тыла страны.

Эвакуация раненых из госпитальных баз фронта в тыловые госпитали страны осуществлялась в подавляющем большинстве случаев военно-санитарными поездами. Объем железнодорожных перевозок из фронтового района в тыл страны составил более 5 млн человек.

Исключительно важное значение имела сформулированная Е.И. Смирновым в феврале 1942 г. на заседании 5-го пленума Ученого медицинского совета при начальнике ГВСУ военно-медицинская доктрина, включавшая в себя:

  • единое понимание принципов хирургической и терапевтической работы в военно-полевых условиях;
  • наличие единых взглядов на методы профилактики и лечения поражений и заболеваний;
  • преемственность в выполнении медицинских мероприятий на различных этапах эвакуации;
  • ведение краткой, четкой медицинской документации, обеспечивающей преемственность и последовательность в проведении лечебно-эвакуационных мероприятий.

Говоря о последнем положении, я хочу отметить, что в эти тяжелые годы делалось все возможное, чтобы правильно и полно заполнять медицинские документы, чтобы каждый раненый или заболевший воин был учтен. Для ведения историй болезни использовались различные материалы – от тетрадных листов до этикеток от банок тушенки.

Этим достигалась основная цель: строгий учет каждого раненого и больного.

Следует подчеркнуть, что значимость принципов военно-медицинской доктрины подтвердилась опытом медицинского обеспечения ограниченного контингента советских войск в Афганистане и оказания медицинской помощи при проведении контртеррористических операций в Чечне.

На этом же пленуме Е.И. Смирновым перед военно-медицинской службой были поставлены следующие задачи:

  • вернуть в строй не менее 75% раненых;
  • свести к минимуму летальность на этапах эвакуации;
  • свести к минимуму инвалидность среди раненых;
  • не допустить эпидемических вспышек в войсках.

Борьба за жизнь раненого начиналась сразу после ранения, непосредственно на поле боя. Весь медицинский персонал ясно осознавал, что главной причиной гибели раненых на поле боя, помимо несовместимых с жизнью травм, являются шок и кровопотеря. При решении этой проблемы важнейшим условием успеха были сроки и качество оказания первой медицинской помощи, первой врачебной и квалифицированной медицинской помощи.

Особое внимание уделялось требованию выноса раненых с оружием, что восстанавливало не только человеческий, но и военно-технический потенциал Красной армии. Так, в приказе народного комиссара обороны «О порядке представления к правительственной награде военных санитаров и носильщиков за хорошую боевую работу», подписанном 23 августа 1941 г. лично И.В. Сталиным, предписывалось представлять к награждению санитаров и санитаров-носильщиков за вынос раненых с поля боя с их оружием: за вынос 15 человек представляли к медали «За боевые заслуги» или «За отвагу», 25 человек – к ордену Красной Звезды, 40 человек – к ордену Красного Знамени, 80 человек – к ордену Ленина.

В целом за период войны в лечебных учреждениях всех наименований учтено госпитализированных более 22 млн человек. В результате в строй было возвращено 72,3 % раненых и 90,6% больных солдат и офицеров. В абсолютных показателях эти данные впечатляют: продолжили сражаться против врага свыше 17 млн человек.

Доля женщин среди всех медицинских работников составляла 46%. Среди фронтовых врачей женщины составляли 41%, среди военных хирургов – 43%, медицинских сестер – 100%, санитарных инструкторов и санитарок – 40%.

Санитарный инструктор Валерия Гнаровская со связкой гранат бросилась под вражеский танк и ценой собственной жизни спасла от неминуемой гибели 20 тяжелораненых. Посмертно ей присвоено звание Героя Советского Союза.

Впервые в истории войн хирургическая помощь на всех этапах эвакуации и в тылу была унифицирована. Были решены такие важнейшие проблемы, как ранняя транспортная иммобилизация, широкое применение новокаиновых блокад, наложение вторичного шва, сочетание первичной хирургической обработки ран с применением сульфамидных препаратов и антибиотиков. В ходе войны была разработана эффективная система борьбы с травматическим шоком. Благодаря активной хирургической тактике и массовому применению профилактической вакцинации, анаэробная инфекция наблюдалась лишь у 1% раненых, столбняк – у 0,6–0,7%.

Уже к 1942 г. была организована специализированная хирургическая помощь воинам, раненным в голову, грудь, живот, конечности, что позволило значительно снизить смертность и процент осложнений среди тяжелораненых.

Как нейрохирург несколько подробнее остановлюсь на особенностях оказания нейрохирургической помощи раненым. Проникающие ранения черепа отличались особой тяжестью; среди всех убитых на поле боя раненные в череп и головной мозг составили 30,9%. В конце войны оперируемость раненных в череп в специализированных госпиталях значительно возросла. На этапе квалифицированной медицинской помощи оперировали лишь по неотложным показаниям (продолжающееся наружное или внутричерепное кровотечение, ранение желудочков с обильной ликвореей). Такая система оказания нейрохирургической помощи раненным в череп позволила снизить частоту возникновения абсцессов мозга с 70% в Первую мировую войну до 12,2% в Великую Отечественную.

Медсестра А.С.ДЕМЧЕНКО так вспоминает то время:
«Столько было раненых, что казалось, весь свет уже ранен...»

В ходе войны прочно утвердилась активная хирургическая тактика в отношении раненных в грудь, включая неотложное ушивание открытого пневмоторакса и раннюю аспирацию крови из плевральной полости. Больших успехов достигли хирурги в лечении ран конечностей, а также проникающих ранений живота, которые в войнах издавна считались тяжелейшим видом повреждений. Сокращение сроков доставки раненых на этапы медицинской эвакуации и мастерство хирургов позволили снизить летальность при этих видах ранений. Особая роль в организации хирургической работы принадлежала Николаю Ниловичу Бурденко – главному хирургу Красной армии, генерал-полковнику медицинской службы, выдающемуся ученому-клиницисту, основоположнику и главе научной школы нейрохирургии, первому президенту Академии медицинских наук СССР. Обладая богатым организаторским опытом, Николай Нилович часто выезжал на фронт, помогал решать назревшие проблемы, проводил операции в полевых условиях. Его научные работы легли в основу разработки учения о лечении ран, профилактики и лечения шока, раневых инфекций.

Говоря о жертвенном труде многих тысяч известных и безвестных хирургов, не могу не сказать о ведущем хирурге ряда полевых госпиталей Западного, Брянского, 2-го Прибалтийского фронтов Борисе Васильевиче Петровском, лично прооперировавшем более 500 человек, получивших тяжелейшие повреждения крупных кровеносных сосудов. Нельзя не упомянуть и об Александре Владимировиче Вишневском, крупным научным достижением которого являлись разработка местной анестезии по методу «ползучего инфильтрата», обоснование применения масляно-бальзамических повязок для нормализации трофических и репаративных раневых процессов.

Небывало высоких результатов достигла военно-полевая терапия. Была создана стройная система военно-полевой терапевтической службы на всех этапах эвакуации и лечения раненых и больных. Впервые терапевты стали принимать непосредственное участие в лечении раненых. Главным терапевтом Красной армии был Мирон Семенович Вовси.

Общегосударственное значение имело решение проблемы снижения уровня инвалидности среди раненых и больных. В условиях резкого уменьшения людских ресурсов в стране снижение уровня инвалидности увеличивало не только количество боеспособных солдат и офицеров, но и количество трудоспособного населения. Уже в ноябре 1941 г. СНК РСФСР принял специальное постановление «О мероприятиях по трудовому устройству и обучению инвалидов Отечественной войны». В результате проведенных мероприятий более 80% инвалидов войны смогли вернуться к полноценной трудовой деятельности в народном хозяйстве страны.

Совместная работа военных и гражданских органов здравоохранения по профилактике инфекционных заболеваний, их активное взаимодействие на фронте и в тылу по предотвращению массового развития эпидемий, опасных и неотъемлемых ранее спутников любой войны, полностью себя оправдали и позволили создать строжайшую систему противоэпидемических мероприятий, которая включала:

  • создание противоэпидемических барьеров между фронтом и тылом;
  • систематическое наблюдение, с целью своевременного выявления инфекционных больных и их немедленной изоляции;
  • регулирование санитарной обработки войск;
  • применение эффективных вакцин и другие меры.

Большой объем работы был проделан главным эпидемиологом и инфекционистом Красной армии И.Д. Иониным.

Усилия гигиенистов способствовали устранению опасности авитаминозов, резкому сокращению алиментарных заболеваний в воинских частях, сохранению эпидемического благополучия войск и гражданского населения. В первую очередь, вследствие целенаправленной профилактики, заболеваемость кишечными инфекциями и брюшным тифом была незначительной и не имела тенденции к росту. Так, если в 1941 г. было проведено 14 млн прививок против брюшного тифа, то в 1943 г. – 26 млн. Для сохранения благоприятной санитарно-эпидемической обстановки большое значение имели разработанные отечественными учеными вакцины: поливакцина, построенная на принципе ассоциированных депо вакцин с использованием полных микробных антигенов; вакцины против туляремии; сыпнотифозная вакцина. Были разработаны и успешно применены прививки против столбняка с помощью столбнячного анатоксина. Научная разработка вопросов противоэпидемической защиты войск и населения успешно продолжалась в течение всей войны. Военно-медицинской службе пришлось создавать действенную систему банно-прачечного и дезинфекционного обслуживания.

Необходимо отметить, что в годы войны были достигнуты серьезные успехи в лечении инфекционных больных. Впервые в истории широкомасштабных войн инфекционных больных не эвакуировали с театров военных действий в тыл страны, а лечили на месте. В результате предупреждалось распространение инфекционных заболеваний из тыла в действующую армию. Если в Первую мировую войну летальность в лечебных учреждениях русской армии у заболевших сыпным тифом в среднем составляла около 22%, то в годы Великой Отечественной было возвращено в строй более 90% больных этой инфекцией. Подобные результаты были обусловлены своевременной разработкой учеными отечественных антибиотиков и обеспечением ими действующей армии. Среди них отмечу З.В. Ермольеву, получившую в 1942 г. первый советский пенициллин и впоследствии активно участвовавшую в организации промышленного производства антибиотиков.

Без снабжения медицинским имуществом, без слаженной работы фармацевтов и аптекарей невозможно полноценное и своевременное оказание медицинской помощи. Благодаря работе химико-фармацевтической, медико-инструментальной промышленности медицинская служба в достаточном объеме обеспечивалась медикаментами, хирургическим инструментарием, расходными материалами. В короткие сроки были образованы новые фармацевтические учреждения и предприятия. Для руководства этой деятельностью в 1944 г. был сформирован Центральный аптечный НИИ, а в 1945 г. – Главное аптечное управление НКЗ СССР.

Во время войны жизненно важное значение имело создание бесперебойной системы заготовки и доставки донорской крови. Единое руководство гражданской и военной службами крови обеспечило более высокий процент выздоровлений раненых. К 1944 г. в стране насчитывались 5,5 млн доноров. Всего за период войны было использовано около 1 700 тонн консервированной крови. Более 20 тысяч советских граждан были награждены знаком «Почетный донор СССР».

Малоизвестными остаются вопросы, связанные с медицинским обслуживанием военнопленных и репатриантов. Именно здесь со всей яркостью проявились гуманизм и человеколюбие отечественной медицины. В соответствии с утвержденным Советом Народных Комиссаров СССР 1 июля 1941 года Положением о военнопленных, раненые и больные из их числа направлялись в ближайшие лечебные учреждения независимо от их ведомственной принадлежности. Им оказывалась медицинская помощь на одинаковых с военнослужащими Красной армии основаниях. Питание военнопленных в госпиталях проводилось по нормам госпитального пайка. В то же время в немецких концентрационных лагерях советские военнопленные были практически лишены медицинской помощи.

Известный полководец маршал Советского Союза Иван Христофорович Баграмян после завершения войны писал:
«То, что сделано советской военной медициной в годы минувшей войны, по всей справедливости может быть названо подвигом. Для нас, ветеранов Великой Отечественной войны, образ военного медика останется олицетворением высокого гуманизма, мужества и самоотверженности»

Оружие Победы ковалось в тылу. В сформированной сети тыловых госпиталей насчитывалось более одного миллиона коек. Наравне с мобилизацией материальных ресурсов в ряды действующей армии было призвано большое число медицинских работников гражданского здравоохранения, из них свыше 80 тыс. врачей.

Большое значение имела деятельность профсоюзов и советского Общества Красного Креста и Красного Полумесяца. Миллионы членов этих организаций стали верными помощниками военно-медицинской службы.

В эти тяжелейшие для страны годы военно-медицинская наука стала основной движущей силой практического здравоохранения. Основу научного потенциала составляли 5 академиков, 22 заслуженных деятеля науки, 275 профессоров, более 300 докторов и 2000 кандидатов медицинских наук. Военно-медицинская тематика была основополагающей в исследовательской деятельности научных учреждений медицинского и биологического профиля. Координация этой работы в системе Народного комиссариата здравоохранения осуществлялась Ученым медицинским советом. В системе Академии наук СССР 17 июля 1942 г. была создана военно-санитарная комиссия при Президиуме АН СССР, в состав которой входили Л.А. Орбели, А.И. Абрикосов, Н.Н. Бурденко, К.И. Скрябин, А.Д. Сперанский и другие. Уче-ный медицинский совет Народного комиссариата здравоохранения и военно-санитарная комиссия при Президиуме АН СССР работали в тесном взаимодействии с ГВСУ и его Ученым медицинским советом. Большое значение имел Всесоюзный институт экспериментальной медицины – одно из основных научно-исследователь-ских учреждений страны, база которого послужила фундаментом для создания Академии медицинских наук СССР.

Крупные успехи были достигнуты советскими учеными-медиками и научными коллективами институтов нейрохирургии, гематологии и переливания крови, травматологии и многих других в лечении ранений и ряда заболеваний. Большое внимание было уделено анализу боевой хирургической травмы и ее патогенеза. В этой работе заслуга принадлежит школе И.В. Давыдовского. В годы войны впервые патологоанатомы в широких масштабах проводили вскрытие трупов не только на всех этапах эвакуации, но и на поле боя. С первых дней сражений, помимо патологоанатомических отделений госпиталей, начали функционировать патологоанатомические лаборатории, являвшиеся самостоятельными подвижными учреждениями.

Активная научная работа проводилась в эти тяжелые годы и в войсках. Обобщению полученного опыта и дальнейшей реализации его на практике способствовали фронтовые и армейские научные и научно-практические конференции врачей, где обсуждались наиболее актуальные вопросы, стоявшие перед военно-медицинской службой.

Великая Отечественная война показала, насколько важна медицинская наука. Достижения военной медицины послужили дополнительным стимулом для формирования Академии медицинских наук СССР, которая была создана 30 июня 1944 г. в соответствии с Постановлением Совета народных комиссаров СССР № 797. Академия избрала своим первым президентом главного хирурга Красной армии Н.Н. Бурденко, а одним из трех ее вице-президентов, наравне с А.И. Абрикосовым и А.С. Малиновским, стал главный хирург Ленинградского фронта П.А. Куприянов. В число четырех членов Президиума АМН вместе с А.А. Богомольцем и И.В. Давыдовским вошли начальник ВМА им. С.М. Кирова Л.А. Ор-бели и главный хирург Военно-морского флота Ю.Ю. Джанелидзе. 18 из 60 действительных членов–основателей были генералами медицинской службы. Таким образом, перед лицом опасности весь потенциал совет-ской медицины был объединен для выполнения высокой и благородной миссии – спасения и сохранения жизни и здоровья миллионов советских граждан на фронте и в тылу. И после войны академия продолжила свою работу в данном направлении. С конца 1945 г. при Президиуме АМН под председательством Николая Александровича Семашко начала работу комиссия по ликвидации санитарных последствий войны.

Постановление Совета Министров СССР от 27 марта 1946 г. № 664 о научной разработке и обобщении опыта советской медицины за время Великой Отечественной войны на базе Военно-медицин-ского музея, сформированного в 1942 г. и собравшего более 60 млн архивных документов, дало мощный толчок к интеграции медицинской науки под эгидой АМН СССР.

Благодаря четкой и слаженной работе ученых Академии медицинских наук, Военно-медицинской академии и Военно-медицинского музея в короткие сроки были подготовлены и изданы такие фундаментальные труды, как «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» в 35 томах, «Медицинская служба Военно-Морских Сил СССР в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» в 3 томах, «Энциклопедический словарь военной медицины» в 6 томах и другие.

Тем самым был подведен итог кропотливой и героической деятельности медиков, трудившихся и сражавшихся за свободу и независимость нашей Родины, а уникальный опыт советской медицины по возвращению в строй раненых и больных воинов приобрел мировое значение. Этот опыт и сегодня активно используется при организации медицинского обеспечения современных локальных войн и вооруженных конфликтов.

В год 60-летия Великой Победы мы особо отмечаем, что самоотверженная деятельность медиков в годы Великой Отечественной войны проходила на фоне единства всего народа, всех национальностей Советского Союза и была высоко оценена на правительственном уровне. Более 116 тысяч человек личного состава военно-медицинской службы и 30 тыс. тружеников гражданского здравоохранения в годы войны были награждены орденами и медалями СССР. 42 медицинских работника удостоены высшей степени отличия – звания Героя Советского Союза. За выдающиеся заслуги удостоены звания Героя Социалистического Труда такие корифеи отечественной медицины, как главный хирург Красной армии генерал-полковник медицинской службы Н.Н. Бурденко, главный хирург Военно-Морских Сил генерал-лейтенант медицинской службы Ю.Ю. Джанелидзе, начальник Военно-медицинской академии генерал-полковник медицинской службы Л.А. Орбели. 13 военных медиков награждены полководческими орденами, 18 стали кавалерами ордена Славы трех степеней. Высшим знаком отличия Международного Комитета Красного Креста – медалью Флоренс Найтингейл отмечены 44 медсестры.

Анализируя приведенные цифры, участник Великой Отечественной войны, академик РАМН генерал-полковник медицинской службы Федор Иванович Комаров сделал вывод, что «Война была выиграна в значительной степени солдатами и офицерами, возвращенными в строй медицинской службой»

За достижение отличных результатов во время войны 39 военных госпиталей, 8 медико-санитарных ба-тальонов и ряд других медицинских частей и учреждений награждены орденами Советского Союза.

Но высшая оценка подвига советских медиков в годы Великой Отечественной – это память потомков, память о людях, живых и тех, чьи жизни были принесены на алтарь Отечества, память о делах, которые они совершили.

Мне бы хотелось выразить слова искренней благодарности и глубокой признательности всем тем, кто воевал и трудился в годы Великой Отечественной войны на благо нашей Великой Победы над врагом. Среди них есть академики и члены-корреспонденты Российской академии медицинских наук: Петр Николаевич Бургасов, Олег Константинович Гаврилов, Юрий Федорович Исаков, Федор Иванович Комаров, Георгий Николаевич Крыжановский, Михаил Ильич Кузин, Николай Никодимович Малиновский, Михаил Романович Сапин, Виктор Викторович Серов, Наталия Ювенальевна Тарасенко и многие другие.

Низкий вам поклон и большое человеческое спасибо!

Полезные сайты